Греческие оракулы. М. П. Холл

Оракулы Греции

Поклонение Аполлону включало устройство таких мест, где осуществлялось бы предсказание, посредством которого боги могли бы общаться с людьми и открывать будущее тем, кто этого заслуживает. Ранняя история Греции полна рассказов о говорящих реках, деревьях, статуях и пещерах, где нимфы, дриады и демоны, обитавшие в этих местах, служили оракулами. Христианские авторы доказывали, что оракульские откровения были дьявольскими и имели целью сбить человечество с пути праведного. Но при этом они не смели атаковать саму теорию оракула, потому что в их собственных священных писаниях есть многократные ссылки на оракулов. Если оникс на плече у еврейского священника мог светиться, что говорило о воле Иеговы, то почему бы черному голубю, временно обретшему способность к человеческой речи, не послужить оракулом в храме Юпитера Аммона? Если ведьма Аэндора могла вызвать тень Самуила, которая в свою очередь пророчествовала Саулу, то почему бы жрице Аполлона не вызвать призрак своего патрона для предсказания судьбы Греции?


Наиболее знаменитым в Греции был Дельфийский оракул. Известными были оракулы Додоны, Трофона и Латаны, из которых говорящие деревья Додоны были известны раньше всех остальных. Хотя невозможно проследить историю возникновения оракульских предсказаний, известно, что многие из пещер и расселин, объявленных греками обладающими оракульскими свойствами, были священными местами задолго до расцвета греческой культуры.


Оракул Аполлона в Дельфах остается одной из самых значительных нерешенных загадок древности. Александр Уайлдер выводит название Дельфы от слова дельфос – лоно. Это имя было выбрано греками из-за формы отверстий в земле и каверн, ведущих в земные глубины. Первоначальным именем оракула было Пифон, потому что эти пещеры были обиталищем великого змея Пифона, устрашающего чудовища, появившегося из грязи, оставленной потопом, уничтожившим все человечество, за исключением Девкалиона и Йирры. Аполлон, взбираясь на гору Парнас, убил змея и сбросил тело в расщелины. С того времени Бог Солнца, названный Пифийским Аполлоном, дал начало оракулу. Вместе с Дионисом он разделяет честь быть богом-покровителем Дельф.


Будучи сраженным Аполлоном, дух Пифона остался в Дельфах как представитель своего победителя, и как раз с помощью его испарений жрицы способны входить в контакт с богом. Дымы, поднимающиеся из расселин оракула, по преданию, являются продуктом распада тела Пифона. Имя Пифонесса, или Пифия, дано жрицам оракула и буквально означает человека, впавшего в религиозное безумие, наглотавшись испарений разлагающегося тела. Достойно внимания то, что греки верили, будто оракул в Дельфах является пупом земли. Это доказывает, что они рассматривали планету как гигантское живое существо. Связь между принципом оракульского откровения и оккультным значением пупка является важным секретом древних Мистерий.
Оракул, однако, гораздо старше, чем говорят об этом только что приведенные истории. Они были изобретены жрецами, вероятно, для того, чтобы объяснить феномен любопытствующим, которых они не считали достойными просвещения относительно истинной эзотерической природы оракула. Некоторые полагают, что дельфийские расселины были открыты гиперборейскими жрецами. Но на самой заре истории, с незапамятных времен эти пещеры уже были священными, и со всей Греции и из окружающих стран приезжали люди, чтобы вопрошать демона, обитавшего в трубообразном отверстии в земле. Жрецы и жрицы тщательно хранили это место и служили обитавшему тут духу, просвещавшему человечество благодаря дару прорицания.
История открытия оракула звучит примерно так. Пастухи, перегонявшие свои стада на склонах горы Парнас, с изумлением смотрели на странное игривое поведение козлов, бродивших около расселины на юго-западном склоне. Животные совершали прыжки так, как будто они хотели танцевать, и испускали громкие звуки, непохожие ни на что и никем не слыханные. Наконец, один из пастухов, решив узнать, в чем дело, приблизился к расселине, из которой шли ядовитые испарения. Немедленно он впал в пророческий транс, стал танцевать с дикими прыжками, петь, издавать не артикулированные звуки, нести тарабарщину и предсказывать будущие события. Все, кто подходил близко к расселине, подвергались такому же воздействию. Слава об этом месте быстро распространилась, и многие приходили узнать будущее, вдохнув миазмы, которые доводили людей до безумия.
Некоторые из тех, кто приходил к расселине, не могли совладать с собой и, приобретая в безумии ужасную силу, разбрасывали державших их сопровождающих, кидались в расселину и погибали. Для того чтобы предотвратить подобные случаи, вокруг расселины была построена стена, и пророчицы стали действовать как медиумы-посредники между оракулом и теми, кто вопрошал. Согласно летописцам, над расселиной был поставлен трипод из золота, украшенный изображениями Аполлона в форме Пифона, великого змея. На триподе было устроено сиденье таким образом, чтобы предотвратить падение людей под действием испарений. Как раз в это время возникла история о том, что испарения идут от разлагающегося тела Пифона. Возможно, что оракул таким образом решил скрыть собственное происхождение.
В течение многих веков ранней истории девственницы посвящались служению оракулу. Они назывались Фебадес, или Пифиями, дав начало знаменитому ордену, сейчас известному как Пифийское жречество. Вероятно, что для предсказания женщины выбирались по причине их чувствительной и эмоциональной натуры, реагировавшей более быстро и полно на «дым, вызывающий энтузиазм». За три дня до предсказания жрица начинала церемонию очищения, для того чтобы войти в контакт с Аполлоном. Она купалась в Кастальском колодце, воздерживалась от всякой пищи, пила только из источника Кассотиса, который был проведен в храм по скрытым трубам, и перед тем, как сесть на трипод, она жевала несколько листьев лавра. Говорят, что вода была с примесями, которые вызывали искаженные образы, или что жрицы Дельф производили и выпускали интоксицирующий газ и подводили его по трубам к ногам предсказательницы. Ни одна из этих теорий не была доказана, и, кроме того, ни одна теория подобного рода не объясняет точности предсказаний.
Когда молодая пророчица заканчивала процедуру очищения, она облачалась в священное одеяние, и ее вели к триподу, на котором она восседала, окруженная испарениями из расселины. Постепенно она, наглатываясь дыму, изменялась. Это было так, как будто в ее тело входил другой дух. Она корчилась, срывала с себя одежду и выкрикивала неразличимые звуки. Через некоторое время такое состояние проходило. На нее нисходило спокойствие, и ее поведение становилось величественным. Тело ее деревенело, глаза фиксировались на одной точке, и она произносила пророческие слова. Предсказания обычно преподносились в форме гекзаметрических стихов, но слова были часто двусмысленными и иногда непостижимыми. Каждый произносимый ею звук, каждое движение ее тела тщательно регистрировалось пятью священными мужчинами, называвшимися Хосии, которые были призваны сохранять даже самые незначительные детали каждого откровения. Хосии выбирались пожизненно и, как правило, были прямыми потомками Девкалиона.
После того как пророчество было сделано, Пифия опять становилась буйной и освобождалась от духа. Ее уносили или уводили в покои для отдыха, где она оставалась до тех пор, пока не проходил экстаз.
Ямвлих в своей диссертации «Мистерии» описывает, как дух оракула, огненный демон, и даже сам Аполлон управляли Пифонессой и вещали через нее: Но пророчица – в Дельфах, вещает ли она оракулом через огненный дух, выходящий из отверстия расселины, или же она сидит на бронзовом триподе, или же на стуле с четырьмя ножками, – все равно посвящена богу, в любом случае она отдает себя божественному духу и освещена лучами божественного огня. И когда огонь восходит из отверстия расселины и окружает ее плотным облаком, она преисполняется божественной благодати. И когда она садится на место бога, она приобщается к его пророческой силе, и после этих двух действ она полностью одержима богом. И тогда он присутствует здесь, и просвещает ее особо, независимо от огня, духа, стула, – короче, от всего видимого в этом месте, будь оно физическим или священным.
Среди знаменитостей, посетивших Дельфийский оракул, были Аполлоний из Тианы и его ученик Дамис. Аполлоний совершил приношение, после этого на него был возложен лавровый венок и дана в руки лавровая ветка; он прошел мимо статуи Аполлона, стоявшей перед пещерой, и спустился к священному оракулу. Жрица также носила лавровый венок, а руки ее были связаны мотком белой шерсти. Аполлоний спросил, будет ли его имя вспоминаться последующими поколениями. Пифия ответила утвердительно, но добавила, что он будет опорочен. Аполлоний оставил пещеру в гневе, но время доказало правильность предсказания, потому что ранние отцы церкви объявили Аполлония Антихристом (см. детали в «Истории магии»).
Сообщения жрицы передавались философам, которые жили при оракуле, и чьим долгом было интерпретировать предсказания и правильно применять их. Затем сообщения передавались поэтам, которые перелагали их в оды и лирические стихи, названные по имени Аполлона, придавая им изысканную форму и делая их доступными для публики.
Змеи были непременной символикой оракула в Дельфах. Основание трипода, на котором сидела Пифия, было сделано в форме трех гигантских переплетенных змей. Согласно сообщениям некоторых авторов, пророческий экстаз жрицы достигался тем, что она долго смотрела в глаза змеи. Взволнованная и загипнотизированная этим, жрица говорила голосом бога.
Хотя в ранние времена жрицами оракула были только девушки, некоторым еще не было и двадцати лет, закон впоследствии предписал эти обязанности только женщинам старше пятидесяти лет. Эти пожилые женщины, одетые молодыми девушками, проходили те же церемонии, что и первые Пифии. Изменение произошло, видимо, по причине нападений на молодых женщин со стороны профанов.
Во время ранней истории Дельфийского оракула бог говорил только каждый седьмой день рождения Аполлона. Но по ходу времени потребности стали столь велики, что Пифии вынуждены были занимать место на триподе каждый месяц. Время, выбираемое для вопросов и ответов, определялось голосованием обитателей Дельф.
Существует общее мнение о том, что Дельфийский оракул самым сильным образом повлиял на греческую культуру. Джеймс Гарднер так выразил это обстоятельство: Оракул раскрывал подлинное лицо тирана и предсказывал его судьбу. Через его предсказания много несчастных людей было спасено от гибели и много заблудших душ нашли правильный путь. Он придавал смелости в устроении новых институтов и способствовал полезным открытиям. Его моральное влияние было на стороне добродетели, а его политическое влияние было в пользу продвижения городских свобод. (см. «Веры мира»).
Оракул Додоны был под покровительством Юпитера, который пророчествовал через деревья, птиц и бронзовые вазы. Многие авторы отмечали сходство между ритуалами Додоны и ритуалами Друидов Британии и Галлии. Знаменитый голубь оракула Додоны, взлетев на ветки священных дубов, не только говорил многое на греческом языке о философии и религии, но также отвечал и на вопросы тех, кто пришел из дальних мест.
«Говорящие» деревья стояли вместе, образуя священную рощу. Когда, жрецам нужно было ответить на важный вопрос, после тщательного и торжественного очищения они удалялись в рощу. Здесь они обращались к деревьям, ища ответ у бога, который обитал тут. Когда вопрос был задан, деревья говорили человеческими голосами, открывая жрецу искомый ответ. Некоторые утверждали, что говорил только один дуб или бук, стоящий в центре рощи. Поскольку верили, что Юпитер обитает в этом дереве, он иногда назывался Флегон, или тот, кто живет в буке.
Наиболее интересными в оракуле Додоны были «говорящие» вазы или котелки. Они были сделаны из меди так искусно, что, если по ним ударяли, они могли звучать целыми часами. Некоторые авторы описывали целый ряд таких сосудов; если ударяли по одному из них, начинали звучать и остальные, и начинался ужасный шум. Другие авторы описывают одну вазу, стоящую на столбе, рядом с которой стоял другой столб, на котором была статуя ребенка, держащего плетку. На конце плетки было несколько ремешков, оканчивающихся небольшими металлическими шариками, и ветер, заставляя ремешки колыхаться, бил шариками о вазу. Число и интенсивность ударов по вазе тщательно регистрировались, и результаты немедленно доставлялись жрецами оракулу.
Когда первые жрецы Додоны, Селлои, таинственно исчезли, оракул долгие века обслуживался жрицами, которые толковали звуки ваз и в полночь говорили с деревьями. Покровители оракулов должны были обеспечить приношения и делать подарки.
Другим примечательным оракулом была пещера Трофония, которая находилась на склоне холма и имела такой маленький вход, что казалось, ни одно человеческое существо не сумеет туда проникнуть. После того как вопрошающий делал приношения и одевал священные одежды, он карабкался по холму к пещере, неся в одной руке чашу с медом. Сидя на краю пещеры, он просовывал ноги в отверстие, и вскоре все его тело оказывалось там. Вся пещера имела размер не больше быка среднего возраста. Когда откровение свершалось, вопрошающего, обычно в невменяемом состоянии, силой выкидывали из пещеры ногами вперед.
Около оракула из-под земли били два источника, один подле другого. Перед тем как войти в пещеру, вопрошающий пил из источников, вода которых обладала некой оккультной силой. Первый назывался источником забвения, и тот, кто пил из него, забывал о своих земных печалях. Второй источник нес воды Мнемозины, воспоминания, и тот, кто пил эти воды, мог вспомнить о том, что происходило в пещере.
Хотя вход в пещеру был отмечен двумя бронзовыми обелисками, и была она окружена стеной из белых камней и расположена посреди рощи, пещера не представляла впечатляющего зрелища. Нет никакого сомнения в том, что побывавшие в пещере обогащались странным опытом, потому что они потом отводились в соседний храм, где давали полный отчет в том, что они видели и слышали во время предсказания. Пророчества делались в виде снов и видений и сопровождались головной болью. Бывали случаи, когда побывавшие в пещере так и не оправлялись до конца от своего безумия. Путаный отчет вопрошающего интерпретировался жрецами. Наверняка, жрецы использовали какие-то незнакомые растения для вызывания снов или видений в пещере, но их искусство интерпретации этих видений граничило со сверхъестественным. Перед консультацией с оракулом необходимо было предложить барана демону пещеры, и жрец гадал по принесенной жертве, правильно ли выбрано время для сеанса с оракулом.

Источник

Комментариев нет

Оставить комментарий